Michael Jackson Fan-Club Of Ukraine

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Michael Jackson Fan-Club Of Ukraine » Разное » О Джокере


О Джокере

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/b/3/28/790/28790829_1215781573_ThE_JoKeR_by_Tejeda.jpg
Уже не первый раз спрашивают чем мне так полюбился этот бледнолицый улыбающийся тип,
которого я везде ставлю в подписи, аваторы и т.д.
Думаю самым простым будет не описывать что я к нему чувствую и каким считаю, а просто скопировать сюда статью которая открыла мне Истинного Джокера.
Бетмен по сравнению с ним оказался всего лишь картонной обложкой...Но выводы делать вам уже самим.

УБИЙСТВЕННАЯ ШУТКА: Путь в безумие (Флэшбэки из комикса Алана Мура)

Это не совсем фан-фикшн. Человек по имени Джейсон С. сделал нечто вроде литературного переложения флэшбэков из знаменитого комикса Алана Мура “Убийственная шутка”. Многое он, разумеется, присочинил, чтобы заполнить пробелы в повествовании, но получилось неплохо. Кое-какие вольности с текстом позволил себе и автор русского перевода, однако, опять же, не в ущерб убийственному первоисточнику. В сумме получилась почти творческая работа. В любом случае, то, что было у Мура, есть и здесь. Если бы ЭТО могло произойти на самом деле, то только так…

I.

Его капли пота блестели, как звезды на небе. Это был тот вид пота, который бывает лишь, когда психуешь так, что нужно собрать всю силу воли, чтобы не закричать.
Это была еще та ночка. Несмотря на все попытки справиться с собой, его руки тряслись, как у диабетика, забывшего принять лекарство. Он в отчаянии хватался за свои вьющиеся черные волосы. Он столкнулся с машиной, которая уничтожила десятки человек намного лучших, чем он. Стоило дернуть за рычаг - и безопасная тишина исчезла.
Первый выстрел оказался холостым. Вначале он немного поприветствовал публику. Он не слышал ответа, так что пришлось учесть, что они, возможно, не поняли юмора. Он попробовал еще раз. Кажется, на этот раз получилось получше. Его действия были очень точны и отрепетированы. Он услышал негромкий смех и сразу почувствовал облегчение. В конце концов, они тоже были людьми.
Большинство ветеранов сцены утверждает, что это трудный путь, но если бы им вновь предложили выбор, они избрали бы ту же дорогу. Главное, говорят они, - не ошибиться во время первого выступления. Достаточно одной ошибки, одного промаха в плане, чтобы зритель почувствовал твою слабость.
Он сделал эту ошибку. В ту же секунду он понял, что лучше было бы послушаться совета Дяди Сэма и пойти в армию.
- Клерк смотрит человеку прямо в глаза и говорит... - никогда за все свои прожитые годы ему не было так трудно говорить. - ...М-м-м... кажется, я не помню, что он сказал.
Он нервно хихикнул.
Публика смеяться не собиралась.
Ему хотелось умереть. Это было бы так просто. Смерть была бы теплым и счастливым убежищем, где можно было б спрятаться в тот момент. Существует очень мало столь же эмоционально сложных профессий, как у комика на сцене.
Его обозвали каждым ругательством, которое когда-либо произносил человек. Те, у кого были пустые бутылки, использовали их по назначению. Его отступление со сцены не осталось незамеченным. Бутылка с остатками пива покинула руку одного из пьяниц и врезалась в затылок комика. Он взвизгнул и прокувыркался три ступеньки со сцены.
Он увидел большую руку, протянутую ему. Это был другой комик, звезда клуба. Здоровяк помог ему и спросил, как он себя чувствует. В его взгляде неудачливый дебютант различил то, что меньше всего хотел увидеть. Жалость. Он сразу вспомнил, как к нему приставали в школе. Какая-то симпатичная девочка помогла ему встать после того, как другие дети сбили его с ног. В ее глазах он видел жалость и ненавидел себя за это. Никому из людей не кажется приятной жалость, кроме маленьких испорченных сынков богатеев.
Он заверил здоровяка, что с ним все в порядке. Почистил костюм и взял шляпу со стойки позади него. Дым сигары наполнил его ноздри, и он оглянулся вокруг.
Владелец клуба стоял перед ним, и сердитый взгляд на его круглом лице не предвещал ничего хорошего.
- Что, черт возьми, с тобой случилось?
- Мне очень жаль, мистер Брокоу, это не повторится.
- Проследи, чтобы не повторилось, иначе я уволю тебя. Мне не нужны придурки, портящие репутацию клуба.
- Да, сэр.
Брокоу повернулся и пошел обратно в свой офис. Только тогда комик подумал о том, как надо было ответить этому хаму.
Он вышел из клуба и направился к своему автомобилю. В стороне он услышал смех. Он прозвучал тепло и дружелюбно. Он направился к группе смеющихся детей. Может, здесь ему удастся найти хоть пару друзей?
Стоило ему приблизиться, как смех возобновился. Прозрение настигло его подобно ледяной пуле. Они смеялись над ним. Такова цена неудачной шутки.
Возвращаясь к автомобилю, он спрятал голову в свои руки. Вздох, который сопровождал это движение, навеял бы тоску и на ангела. Он засунул руку внутрь кармана куртки и вытащил коробочку с кольцом, которая находилась там целый месяц.
“Дженни...”
Он улыбнулся. Если бы она сказала “да”, во всем этом появился бы хоть какой-то смысл. Будучи пессимистом (то есть реалистом), он понимал, что она, вероятно, никогда не скажет “да” такому, как он.
Он попробовал завести автомобиль. Ржавый кусок железа издал вопль ужаса и лишь затем заработал. В отчаянии он откинулся на сиденье.
Направляясь к дому, он начал переключать радиостанции.
“Пыль на ветру”.
“Кот в колыбели”.
“Человек-пианино”.
Это были замечательные песни, но все они были крайне угнетающими.
“Канон Пачелбела”.
Красивая музыка заполнила автомобиль, и в эти несколько секунд он был почти счастлив.
Песня напомнила ему о Дженни. Она делала его жизнь прекрасной, хоть он знал, что не заслуживает ее. Он никогда не преуспевал, всегда был в проигрыше. Он посмотрел в окно и заметил, что находится на мосту.
Он посмотрел на город и сморщился. Готэм всегда был адской дырой. Здесь давно не было никаких ценностей. Он помнил, как были застрелены Уэйны - тогда он был ребенком. Весь город в то время был в депрессии. Они были готэмскими Кеннеди. Кто мог убить таких замечательных людей?
Он решил не унывать. Может быть, когда-нибудь и он прославится. Может быть, когда-нибудь он будет счастлив. Может, когда-нибудь и у него будет прекрасная семья.
Может быть...
Хотя, с другой стороны, почему бы и нет?

II.
В школе он был лучшим в своем классе, а химия была для него раскрытой книгой.
На практику его направили на фабрику “Ace Chemical”. Он стал учеником одного из ведущих химиков, делал записи, варил кофе и мог разве что наблюдать через плечо за работой босса. Он держал рот на замке, и химика это устраивало: мысль о том, что за ним все время следует какой-то зеленый юнец, не слишком радовала его.
Однажды ему попала в руки бумага с уравнениями, сделанными для нового эксперимента. Любопытный молодой человек решил пересмотреть их и сразу же нашел ошибку в логике химика. Когда он указал начальнику на промах, тот немедленно его уволил.
На следующий день ему позвонили с “Ace Chemical”. Он услышал, что руководство очень сожалеет о совершенной несправедливости и, хотя и не собирается возвращать ему прежнее место, готово предложить намного лучшую работу, как только он получит диплом.
Это произошло три года назад. Последние два месяца он просидел за столом. Раньше он мечтал стать кем-то вроде того химика и делать карьеру в мире науки. Теперь он занимался примерно тем же, что и во время практики, только не надо было за кем-то наблюдать. Он просто работал за столом. Он знал, что должен и дальше продвигаться вверх по служебной лестнице, и деньги, заработанные за последние два месяца, были очень приличными.
Вот только это не уже радовало. Он хотел стать важной фигурой, а не оставаться чужой тенью всю свою жизнь. И было лишь два выхода: либо более интересная работа, либо... давняя мечта. Комедия. Это было то, в чем он не сомневался.
У него было под рукой несколько пузырьков с препаратами для экспериментов. Внезапно его охватила новая волна эмоций. Ненависть. Он ненавидел эту работу. Он не мог ее терпеть. Горькая усмешка скривила его губы, бровь приподнялась. Его рука выронила мензурку, наполовину заполненную йодом. Она разбилась на ковре, и жидкость разлилась.
- О чем Вы думаете, черт возьми? - грубый пожилой голос послышался позади него. Он сразу же узнал его. Химик. Тот самый, что уволил его три года назад.
- Кажется, я думал о том, как мне хочется разбить эту мензурку. Это было мое новогоднее решение - всегда исполнять свои желания, - его улыбка и расслабленное выражение лица не изменились.
- Думаю, Вы не понимаете, с кем говорите, молодой человек.
- При всем уважении, сэр, думаю, Ваша голова соображает хуже, чем Ваша большая жирная задница. Я увольняюсь.
Он продолжал улыбаться, ожидая, что химик, возможно, извинится перед ним, предложит ему жалование побольше или работу получше.
- Поосторожнее с дверью на пути к выходу.
Улыбка превратилась в гримасу удивления. В чем дело? Почему его так легко увольняют? Неужели он был... никем?
Через пятнадцать минут он собрал личные вещи со своего стола в маленькую картонную коробку: пресс-папье, фотография Дженни, маленький плакат с надписью “Вам не надо быть сумасшедшими, чтобы здесь работать... но это поможет!”
Все же он посмел бросить последний вызов руководству, позволив двери на выходе стукнуть себя.
В машине он уже не смог бороться со слезами.
- О чем я думал, черт возьми?!
Он выбросил свой чек на зарплату и потом не мог точно вспомнить, почему сделал это. Это было секундное затмение. В любом случае, подумал он, остается карьера комедианта.
Все будет в порядке.
Он еще раз потрогал коробочку с кольцом в своем кармане. Теперь он снова мог улыбнуться.
У НАС все будет в порядке.
Сегодня ночью будет НОЧЬ.

III.
Как только он открыл дверь дома, вонь ударила ему в нос. Он меньше всего хотел приводить сюда Дженни сегодня вечером. Он заказал столик в “Четырех сезонах”, чтобы поужинать. Теперь надо было ждать.
Он повесил свое пальто возле двери и положил коробку с личными вещами на кофейный столик. Увидел кружку на столе и решил хлебнуть немного освежающего напитка. На дне кружки он заметил остатки кофе, инстинктивно подошел к раковине, чтобы вымыть посуду. Повернул кран - и новая волна отвращения сшибла его. Вода была восхитительным потоком грязи, скопившейся за последние три дня. Придется обойтись без кофе. “По крайней мере душ все еще работает”, - пришлось сказать громко самому себе.
- У Вас два сообщения -
Автоответчик в другой комнате светился красным светом.
- Это доктор Паркер из “Ace Chemical”. Вы можете получить свою последнюю зарплату в пятницу. И, мистер...
-следующее сообщение -
- Дорогой, это Дженни. Нужно, чтобы ты заехал за мной на десять минут позже. Придется пробыть в классе немного дольше, чем я думала. Нет, лучше встретимся, когда я вернусь из художественной студии. Люблю тебя, пока.
-конец сообщения-
Он улыбнулся. Дженни поздно поступила в колледж. Через несколько месяцев получит диплом. Они встречались со школы. Школа. Боже, как давно это было. Он понимал, что их случай почти уникален. Большинство школьных увлечений считаются священными, если длятся хотя бы месяц.
Он умылся и начал бриться. Срезая трехдневную щетину, изучал собственные глаза и ощущал ту краткую вспышку эго, которую чувствуют все мужчины в течение полсекунды каждый раз во время бритья. Он скорчил несколько рож перед зеркалом, прежде чем покинул ванную.
Он надел зеленый костюм и зеленую бабочку. Конечно, он не знал этого. Он очень плохо различал цвета, и Дженни всегда подшучивала над этим.
Он представил, как однажды, когда (если) они поженятся, она нацепит на всю его одежду бирки “Красный”, “Зеленый”, “Фиолетовый” и т.д. Или просто будет с улыбкой смотреть, как он одевает ярко-оранжевый костюм с синим галстуком.
- Всему свое время, - громко сказал он снова самому себе.
Несколько капель одеколона, и он направился к двери. Впервые за весь день на его лице появилась радостная улыбка. Но это продолжалось недолго.
- Ты наконец заплатишь за квартиру?
Обернувшись, он увидел старую миссис Буркисс, домовладелицу.
- Э-э-э... нет, еще нет, миссис Буркисс, я сожалею.
- Поспеши, а то мои нервы на пределе.
- Да, мэм.
Он решил не думать о плате за квартиру прямо сейчас. Надо было сжечь этот мост, чтобы окончательно не испортить себе настроение. Его финансовые дела были неутешительными. Ничего из того, что он имел, не дотягивало до общепринятых стандартов. Его “бьюик” чихнул в подтверждение.
Всему свое время.
Он припарковался возле квартирного комплекса, где жила Дженни, и расстегнул ремень безопасности, чтобы выйти. Внезапно дверца автомобиля открылась.
- О, дорогая, я не заметил, как ты...
Но это была не Дженни.
- Закрой рот, ублюдок!
Человек с ножом и колготками на голове стоял перед ним.
- Послушайте... у меня совсем нет денег. Пожалуйста, не надо...
- Мужик, ты что, сейчас заплачешь? Черт, люблю, когда вы это делаете. Ну давай, плакса, почему бы тебе - БАХ!
Дверца позади преступника открылась, и он вывалился на тротуар. Перепуганный комедиант уставился на него, а затем на стоящую сзади Дженни и массивный кирпич в ее руке.
Она разгладила складки на своем платье и улыбнулась.
- Привет, дорогой. Поехали?
По понятным причинам они приехали в “Четыре сезона” позже, чем рассчитывали.
- Пока что вечер был богат событиями. Посмотрим, какие сюрпризы припас для нас ужин, - попробовал пошутить он.
- Конечно. Я очень голодна.
Он назвал служащему свою фамилию и сказал, что заказывал столик на двоих.
- Боюсь, что Ваш столик уже занят, сэр.
- Простите?
- У нас правило - ждать посетителей примерно 10 минут, если они не являются в назначенное время. После этого заказ аннулируется.
- Послушайте, сэр, Вы понятия не имеете, что со мной случилось.
- И это меня совершенно не интересует, сэр. Прошу Вас уйти и в следующий раз приходить вовремя.
- Послушай, ты, напыщенный сукин сын...
- Пошли, любимый, не надо скандала, - Дженни взяла его за руку. Он вырвался.
- Какого черта, я не собираюсь!..
- Дорогой... пожалуйста.
Он поднял указательный палец еще раз, будто собираясь что-то сказать, но смог лишь огорченно вздохнуть.
- Ладно. Пошли, Дженни.
- Кажется, в это время суток не так уж много мест, где можно поесть.
- Подожди! Я знаю одно!
- Да уж, выбор у нас невелик.
Должно быть, они были самыми нарядными клиентами, которые появлялись в третьесортном “Бургер Кинге” в течение долгого времени.
Усевшись с купленным фэст-фудом, они молча занялись едой. Он решил оставить кольцо в кармане. Сейчас не лучший момент. Может быть, в другой раз...
- Ты женишься на мне? - спросила Дженни.
- Что?
- Я хочу, чтобы мы поженились.
Он засмеялся. Достал коробочку с кольцом, открыл ее и передвинул на другой край стола.
- Забавно. Я собирался спросить тебя о том же.
Они оба смеялись от радости. Потом встали и обнялись. Поцелуй, который последовал за этим, заставил от изумления раскрыть рты пьяных подростков, сидящих позади них.

0

2

IV.
- Нет.
- Но я...
- Хватит, заткнись! Мне надоело это! Каждый раз ты изворачиваешься, скулишь. На этот раз я вышвырну тебя.
- Сэр, пожалуйста, это мой единственный источник дохода сейчас, мне очень нужна эта работа! У меня все получится, просто зрителям надо привыкнуть!
- Я даже не собираюсь удостаивать тебя ответом.
- Сэр, мне очень нужны деньги. Я готов делать все что угодно.
Жирный владелец комедийного клуба посмотрел на него. Из-за плохого освещения офиса неудачливый комик не мог видеть его глаза.
- Что угодно?
Он нервно кивнул и еще раз попытался взглянуть хозяину в глаза.

Он сжимал руль до боли в суставах. Страх. В последнее время это была его эмоция номер один. И еще был стыд. После свадьбы жизнь превратилась в цепь разочарований.
Они поженились семь месяцев назад. Но проблема была даже не в этом. Через месяц после церемонии Дженни сказала ему кое-что.
- Я беременна.
- Что?!? Ты уверена?
- Да, все признаки были налицо...
- Хорошо, продолжай.
- Так что я решила пройти тест на беременность и... так и есть...

Она была беременна. Они не хотели, чтобы это случилось сейчас, но это уже не имело значения.
Раньше он с тревогой думал о том, как будет обеспечивать Дженни и себя, а теперь приходилось беспокоиться и о третьем рте в семействе. Чем больше он старался рассчитать свои финансы, тем больше впадал в отчаяние.

Как только он вышел из автомобиля, блеснула вспышка молнии. Дождь хлынул, как из ведра, и он мгновенно промок до нитки.
- Кто бы сомневался...

Идя по лестнице, он почувствовал знакомый запах духов. Миссис Буркисс. В руках она держала своего уродливого одноглазого кота.
- Ну?
- Нет, миссис Буркисс, я еще не получил...
- Я так и думала. Я слышала, Дженни беременна.
- Да.
- Может, твоей сучке следовало бы держать ножки вместе? Тогда, возможно, ты не оказался бы в такой ситуации. Так ведь?
- Закрой рот, ты, старая...
- Два месяца.
- Два месяца?
- Два месяца. Когда они закончатся, ты и твоя шлюха окажетесь на улице, - она сунула ему в руку бумагу. - Уведомление о выселении. На твоем месте я уже начала бы подыскивать местечко в переулке для ночлега.
И она ушла. Теперь у них нет еще и квартиры.
Он поднялся по лестнице и взялся за дверную ручку. Было тяжело перебороть страх, но еще труднее - гнев. Он сделал глубокий вдох и поклялся не срывать эмоции на Дженни. Еще раз вздохнул и открыл дверь.

Дженни сидела за столом. Сзади нее висела выстиранная одежда. Рядом стоял дешевый вентилятор. Последние четыре месяца ей все время было жарко. Он снял шляпу и положил рядом с собой. Она наблюдала за ним с утомленным выражением на лице.
- Как все прошло? Им понравилось твое выступление?
Он подошел к столу и положил куртку на кресло.
- Ну, они... они сказали, что, может быть, позвонят мне, - он больше не мог сдерживаться. - Я вроде разволновался, и они опять не поняли суть.
Она вздохнула.
- О.
Он повернулся и посмотрел прямо ей в лицо глазами, полными гнева.
- Что ты хочешь сказать этим “о”?
- Я... Я ничего не хочу сказать...
- Нет, хочешь. Ты так сказала это “о”.
- Господи, все, что я сказала, это...
- Ты сказала “о” в смысле “О, так ты опять не получил работу?” В смысле “О, так как, по-твоему, мы будем кормить ребенка?” Думаешь, меня все это не волнует?
Он отвернулся от нее; место злобы заняла печаль.
- Ты думаешь, ты думаешь, меня не заботит это, для меня все это большая шутка или что-то в этом роде. Черт, я должен идти, должен стоять там, и никто не смеется, и ты думаешь, ты думаешь, я...
Его губы дрожали, глаза остекленели. Он замолчал, затем упал на колени и зарыдал, как ребенок.
- О Боже, - его голос сорвался.
- Дорогой, прости, мне так жаль...
Он пытался спрятать слезы.
- Я не хотел кричать на тебя. Ты и так достаточно страдаешь замужем за неудачником.
- Любимый, это не так...
Он перебил.
- Именно так. Я не могу обеспечивать тебя. Дженни, что же нам делать? - он поднялся с колен и вытер глаза. Подошел к окну, взглянул на улицы Готэма и застонал.
- Все будет хорошо. У нас есть еще три месяца до появления малыша, и, думаю, миссис Буркисс позволит повременить с платой за квартиру. По-моему, она жалеет меня.
Он опустил глаза, чтобы не смотреть ей в лицо, и решил пока не говорить о квартире.
- Она ненавидит меня. Каждый раз выходит в прихожую, чтобы сморщиться, когда я иду наверх. Этот дом воняет котами и старперами. Я должен вытащить тебя отсюда прежде, чем появится малыш, - врать не хотелось, но, коль уж вырыл яму, придется прыгать в нее.
- Нужно только собрать достаточно денег, чтобы перебраться в местечко получше, - горький смех скривил его губы. - А девчонки на улице зарабатывают за уикэнд намного больше, и им даже не надо шутить.
Красивый, ангельский звук достиг его ушей. Смех. Он обернулся, чтобы послушать смех Дженни. Она взяла его за руку.
- Дорогой, не волнуйся. Не беспокойся ни о чем. Я все еще люблю тебя, ты знаешь? С работой или без, ты все равно хорош.
Она обняла его.
- ...И ты знаешь, как меня рассмешить.
Ночь заставила забыть о всех дневных неудачах.

V.
“ГИГАНТСКАЯ ЧЕЛОВЕКООБРАЗНАЯ ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ НА УЛИЦАХ ГОТЭМА!”
“Воры, наркобароны, насильники и отмыватели грязных денег. У всех них есть чем заняться в нашем городе. И все они стали мишенями последней готэмской сенсации, активно обсуждаемой в новостях этого месяца, - Человека - Летучей Мыши. Никто кроме преступников не видел загадочную шестифутовую летучую мышь. Поэтому большинство экспертов полагает, что это не более, чем слух. Лейтенант полиции Гордон подтвердил, что расследование относительно этой тайны действительно продолжается, однако...”

- Чушь.
- Что, дорогой?
Он еще раз глотнул кофе и положил газету на стол.
- Да вся эта история с летучей мышью. Наши бандюки придумали новый способ симулировать безумие на суде. Или им нужен лишний доллар от газетчиков.
- Кажется, я слышала это и прежде.
- Назови меня сумасшедшим, но, думаю, есть некое тонкое различие. Разве я продаю кокаин, чтобы содержать нас?.. Хм. А что, это идея.
Она засмеялась и вернулась к чтению книги. Все утро они пробеседовали за столом во время завтрака. Он посмотрел на часы. 8:45.
Не отрывая глаза от книги, она заговорила снова.
- Вчера вечером я купила грелку, надеюсь, ты не возражаешь. Проверю ее сегодня попозже. Этот владелец клуба когда-нибудь позвонит тебе, как обещал?
- Пока не звонит, и это странно, - это не была ложь. Владелец обещал, что позвонит ему, хоть и поклялся больше не пускать его на сцену. Он так и не понял, что это значило, но, в любом случае, это лучше, чем ничего, не правда ли?
Телефон зазвонил.
Дженни посмотрела на него с тревогой.
- Думаешь, это он?
Он приподнял брови и отодвинул стул, чтобы встать.
- Надежда есть.
- Да?
- Это Брокоу, из “Тумана”.
- О, здравствуйте! Я ждал Вашего звонка, мистер Брок...
- Да-да, слушай, тебе все еще нужна работа?
- Да-сэр.
- Любая?
Его бровь приподнялась в недоумении.
- Э-э... в смысле “любая”?
- Как насчет нарушения закона?
- Сэр, я не думаю, что тюремный срок намного улучшит мою теперешнюю ситуацию.
- Не будь дураком, мужик. У нас есть способ всем выйти чистыми из этого.
- Ну, я не думаю...
- Ты хочешь, чтобы твои жена и ребенок голодали?
- Я... я... нет.
- Отлично, значит, встречаемся в гриле Ласки в полдень.

- Ну? Это был он?
- Да. Он хочет встретиться со мной за ланчем сегодня.
- Это замечательно, не правда ли?
- Надеюсь, что так.

VI.
Закон.
Он никогда не нарушал его. Это было не то, что он ожидал от владельца клуба. Это было что-то большее. Вы ведь не будете договариваться с кем-то о тайной встрече в притоне, если собираетесь украсть леденец у мальчугана.
Но достаточно было подумать о Дженни - и решение было принято. Он завел автомобиль.
Он вошел в заведение Ласки и осмотрелся вокруг. Это местечко явно не было столовой для семейных обедов. Человек со сломанным окровавленным носом дергался на полу. Пьяная женщина приставала к бармену и клянчила еще пива. Приличный человек приходит сюда только для того, чтобы быть ограбленным. Хорошо, что у него не было денег вообще. Он осмотрелся и увидел жирного владельца клуба за столом с другим человеком, который был ему незнаком. Владелец клуба помахал ему.
- Рад видеть тебя. Я был уверен, что ты не придешь или сразу сбежишь. Это мой друг и коллега, ты можешь звать его Пауком, - он повернулся к человеку, сидящему рядом. Тот был высок, худощав и имел тоненькие усы.
- Паук?
Паук протянул ему руку для пожатия.
- Это прозвище я получил в молодости. Рад познакомиться с тобой, мой друг.
- Здрасьте, - он запнулся. Все это немного пугало. - Т-теперь, мистер Брокоу...
- Зови меня Джо, - предложил владелец клуба.
- Э-э, Джо, что именно, э-э, мы планируем... ты знаешь, делать?
- Мы перейдем к этому позже, как только перекусим, - он указал на корзину с лангустами, стоящую посередине стола. - Мы уже заказали тебе выпивку.
На столе перед ним стоял стакан пива.
Паук достал сигарету и закурил.
- Так... - он выдохнул облако дыма, - ...как я понимаю, ты работал на “Ace Chemical?”
- Да.
- Что там с охраной?
- Ее практически нет. Я, я имею в виду, есть пара камер, да, но ничего особенного, - Джо и Паук посмотрели друг на друга и заулыбались.
- Хе. Круто.
Он начал понимать, куда движется разговор.
- И с-сколько я получу за это? - спросил он очень осторожно.
- За работу? - заговорил Джо. - Если все пройдет по плану, мы поделим добычу на троих.
Это звучало хорошо. По-настоящему хорошо.
- Мне только нужны наличные, чтобы я мог улучшить жизнь моей семьи. Понимаете... Понимаете, я должен доказать себе, что могу быть хорошим мужем и отцом! Я имею в виду, я, ну, в общем, я никогда не сделал бы ничего подобного, если бы это не было так важно, - он взял стакан и потянулся за лангустом.
- Ну, я начинал как лабораторный ассистент, так? Это была хорошая работа. Действительно хорошая работа. И что я сделал - уволился, чтобы стать комиком. Я был так в себе уверен. Уверен, что у меня есть талант.
Паук и Джо слушали его историю, притворяясь, что им интересно.
- Но... - он позволил себе хихикнуть. - ...вот, посмотрите на меня. Кажется, мои таланты лежат не в той области. Теперь, понимаете, если только я совершу это большое преступление...
Паук вытаращил глаза.
- Эй, мужик, полегче. В этом месте много ушей, понял?
- Простите. Простите, я обычно не пью за обедом... - он увидел, что Паук вытащил из-под стола мешок, но продолжал говорить. - Э-э, если только вы уверены, что у нас не будет с этим неприятностей и что никто не узнает, что я был замешан...
Джо начал отрывать ноги у следующего лангуста.
- Не волнуйся, друг. Мы позаботимся об этом.
Паук положил мешок на колени и начал рыться в нем.
Очистив лангуста, Джо запихнул его в рот.
- Нам нужна твоя помощи, чтобы пробраться на фабрику, где ты работал, и дойти до следующей двери - карточной компании. Мы очень ценим твои знания.
Паук, очевидно, нашел то, что искал в мешке, поскольку заговорил.
- А чтобы быть полностью уверенным в том, что никто не свяжет тебя с ограблением... - он открыл мешок и показал его содержимое. - ...Ты наденешь это.
То, что было в мешке, напоминало перевернутое красное стеклянное ведро, только не плоское, а закругленное на конце.
- Надеть..? - он посмотрел на почему-то казавшийся знакомым стеклянный колпак. - Н-но тут нет никаких отверстий для глаз. Я ничего не смогу видеть.
Паук улыбнулся.
- Здесь есть вставленная пара линз из красного стекла. Умно придумано, правда?
Тут он понял, где видел эту маску раньше.
- Я, я не... Это не та маска... не та, которую носит тот парень Красный Колпак, который совершил налет на ледяную компанию в прошлом месяце?
Паук закатил глаза.
- Пошевели мозгами. Нет никакого “Красного Колпака”. Есть просто группа парней. И маска.
Джо перебил его.
- Точно! Неважно, кто прячется под колпаком. Мы просто позволяем самому ценному члену банды носить его для, э-э, дополнительной анонимности.
Паук кивнул.
- Конечно! Самый ценный человек. И теперь это ты, друг.

kj3f.gif

Они посмотрели друг на друга и издали что-то вроде приглушенного смешка, который насторожил его. Он сделал нерешительную попытку сдать назад.
- Ну-у, вообще-то я не знаю... эта фабрика такая мрачная и зловещая. Это одна из причин, почему я ушел оттуда.
Паука это не волновало.
- Но ты сказал, что там минимум охраны, мужик.
- Послушай, ты хочешь, чтобы твой ребенок жил в нищете?
Он вскочил, чтобы возразить.
- Нет, нет, конечно, нет. Вы правы. В смысле, это будет только раз, чтобы я мог переехать и начать новую жизнь...
- Вот это дело! Значит... в пятницу ночью, в одиннадцать?
Он вздохнул и хлопнул по колену.
- Точно. Почему бы и нет? - он засмеялся.
“В пятницу! И начиная с субботнего утра, я буду богат. Черт, я даже не могу представить себе это. Моя жизнь полностью изменится”.
“Никогда не будет такой, как раньше...”
“И это никогда не повторится”.

Оправдавшись перед самим собой, он пришел домой с чертовски радостным чувством.

0

3

VII.
Его разбудил раскат грома. Он услышал, как в окно лупит дождь. Он взглянул на Дженни, лежащую на кровати рядом с ним. Сделал вдох, сел возле спинки кровати и вытер пот со лба. В последнее время его мучили кошмары. Дженни продолжала мирно спать.
Он знал, что заснуть вновь будет непросто, поэтому взглянул на жену и встал с кровати. Посмотрел в окно на здания, мерцающие в лунном свете. Дождь не прекращался. Красиво, если отбросить факт, что в городе, подобном Готэму, в это время наверняка кого-то грабят, насилуют или убивают. Благослови Бог городскую жизнь.
Он оделся и посмотрел на себя в зеркало. Щетина на лице сразу бросилась в глаза. Его нервы были на пределе. Последние четыре дня он просто сидел за столом и смотрел в пространство, и это начало беспокоить Дженни.
Он посмотрел на шкаф и увидел грелку, которую жена купила пару дней назад. Для их бюджета это был существенный удар. Она жаловалась на покупку 45 минут и собиралась отнести ее обратно в магазин. Неважно.
Решив избавиться от четырехдневной щетины, он пошел в ванную. Открыл аптечку, достал бритву. Взглянув на себя в зеркало, заметил след помады на своем лбу. Ночь была что надо.

- В чем дело, дорогой?
- М-м-м? - он посмотрел на свою улыбающуюся жену.
- Ты начинаешь слегка пугать меня, милый. Если ты не скажешь мне, что не так, боюсь, мне придется убить тебя.
Он улыбнулся ничего не выражающей улыбкой.
- Все, все так.
Она поцеловала его в лоб.
- Мы преодолеем все это. Мы что-нибудь придумаем.

Он уже кое-что придумал. И не гордился этим. Через три дня ему придется врать Дженни. Через три дня он скажет, что идет в комедийный клуб. Через три дня он встретится с Джо и Пауком, наденет красный колпак и ограбит фабрику. Через три дня он продаст душу за жену и будущего сына.
Он вытер лицо и проверил, все ли в порядке. Не было лучшего способа решить эту ситуацию. Выбора не было. Это должно было случиться. Но почему тогда с этим было так трудно смириться?
Он сидел за кухонным столом и думал. Решил вернуться в кровать, но понял, что точно не заснет. Посмотрел на колоду карт, лежащих на столе, и решил разложить пасьянс.
Ища для каждой карты ее место, он думал о разных аспектах своей жизни.
Дама треф: его учительница, сообщающая ему о том, что он неудачник.
Валет червей: атлет - звезда школы, толкнувший его во время игры в футбол.
Десятка пик: химик, уволивший его за исправленную ошибку.
Он вытащил еще одну карту из колоды, но места ей найти не смог. Картинка на ней улыбалась ему. Он отложил эту карту в сторону. Ему не хотелось на нее смотреть - он испытывал при этом какое-то странное чувство.

VIII.
Столько возни с этой бабочкой - подумал он и взглянул в зеркало на Дженни, стоящую позади него.
- Дорогая, ты в порядке?
- Конечно.
- Я пробуду в клубе недолго, может, мне что-нибудь купить по дороге?
Она ответила, не отводя глаз от плиты.
- Нет, пока что нам ничего не нужно. Да, я отнесла обратно ту грелку. Надо будет проверить новую. Протестирую ее сегодня вечером, когда буду не так занята.
Он посмотрел на часы.
- Черт! Мне пора. Люблю тебя, увидимся через час.
- Пока.
Он пошел к Ласки, не в клуб. Он врал Дженни и не в первый раз... Так, прочь все плохие мысли. Это должно случиться... Почему нет? Да, конечно, это должно случиться. Он должен встретиться с Пауком и Джо, чтобы обсудить план перед началом настоящей игры сегодня вечером - затем он и шел теперь. Шел и чувствовал, что подходит все ближе и ближе к краю пропасти.

- Эй! Рад видеть тебя, мужик! Вот твое место. Ласки! Пиво для нашего друга! - на лице Паука была его обычная ухмылка.
- Ну, э-э... мы все еще собираемся, э-э...
- Конечно да! Ты ведь не передумал, друг? - спросил Джо.
Официантка поставила стакан перед Пауком и ушла.
- Вот твое пиво. Теперь слушай, что будет сегодня вечером. Ты проведешь нас на фабрику. Там ты наденешь колпак.
- Колпак?
- Не волнуйся ни о чем, мужик. Мы ведь сказали, что это для твоей пользы, правильно?
- П-правильно.
- Итак, мы одеваем на тебя колпак, входим, взламываем сейф, пробираемся в карточную компанию и проделываем то же самое. Трое из нас возвращаются домой богатыми сукиными сыновьями.
- И сколько, вы думаете, э-э, мы сможем заполучить сегодня вечером?
- Все зависит от того, что спрятано в тех сейфах, понятно дело. Не волнуйся об этом, при любом раскладе это выигрышное дело.
- Значит, договорились на сегодняшнюю ночь? Ты все еще с нами, друг?
- Ну, в общем, да. Надо быть сумасшедшим, чтобы отказаться теперь, - двое людей зашли в бар сзади них. - В смысле, хуже всего, что я врал Дженни, и с этим покончено. Она, она думает, что я выступаю в клубе сегодня вечером...
Джо улыбнулся.
- Нет никакой причины разубеждать ее в этом.
- Точно, мужик. Никакой причины.
- Слушай: сегодня вечером одень костюм и бабочку. Это фирменный наряд Человека В Красном Колпаке.
Паук наконец заметил двух мужчин, беседующих с барменом.
- Конечно! Дженни решит, что это для клуба. Идеально!
Один из посетителей показал бармену свой значок.
- О, Джо... - Паук прервал его на полуслове. Бармен послал обоих людей в направлении их столика.
Паук и Джо мгновенно исчезли из виду. Казалось, двоих новых посетителей они не интересовали. Они уставились на маленького дрожащего человека, пытавшегося преодолеть свой страх.
- Простите, сэр, мы из полиции. Мы можем поговорить с Вами снаружи?
- Со мной? Н-но... почему? У меня не... в смысле, э-э...
Заговорил второй офицер.
- Это займет не больше минуты, сэр...
Втроем они вышли из бара. Джо и Паук испуганно посмотрели друг на друга.
- Думаешь, заложит нас?
- Черт, надеюсь, что нет.

- Э-э, послушайте, в чем, в чем, в чем проблема? Я...
- Сэр, мне жаль, но с Вашей женой случился несчастный случай сегодня вечером, очевидно, когда она тестировала грелку. Было короткое замыкание и, ну... Она умерла, сэр. Мне очень жаль.
- Что?

IX.
Это, должно быть, шутка. Это не может быть правдой.
- Послушайте, мы понимаем Ваши чувства. Это был один случай на миллион! Все остальное Вам сообщат в больнице. Спешить некуда.
Да, это шутка. Другого объяснения нет. Кто-то... кто-то подговорил их устроить розыгрыш.
Один из них похлопал его по плечу.
- На Вашем месте я бы сначала немного выпил, - они улыбнулись пустыми, натянутыми улыбками, сели в полицейскую машину и уехали.
Это была не шутка.
Он продолжал стоять и смотреть в ночное небо. Глаза остекленели. Нет, это не может быть правда.
Дженни больше нет. Мотива нет. Нет причины что-либо делать. Это было невыносимо. Он рухнул возле кирпичной стены и зарыдал. Вспомнил, как недавно рыдал на коленях рядом со своей женой. С тех пор прошло немного времени, но та невеселая жизнь уже казалась несбыточной мечтой. Теперь такого никогда не будет. Не осталось никого, с кем можно поплакать.
Он рыдал десять минут. Он хотел встать, уехать из Готэма и никогда не возвращаться. Этот город навсегда отравил его. Он вернулся в бар, чтобы сообщить Джо и Пауку, что их дела закончены. Зачем ему все это теперь?
Он вытер последние слезы и открыл дверь.

Паук увидел его и улыбнулся, будто собираясь что-то сказать, но, увидев выражение его лица, передумал.
Он молча сел за стол. Смотрел в пустоту две минуты, прежде чем заговорил.
- Моя жена мертва. Моя жена...
Джо и Паук посмотрели друг на друга с удивлением. Джо повернулся к нему.
- Ну и дела, это ужасно. Нам действительно жаль.
Паук встал, и Джо подвинулся, чтобы сделать то же самое.
- Да, слушай, мужик, ты ведь хочешь побыть сейчас наедине, так? Увидимся сегодня вечером, как договорились, хорошо?
- Сегодня вечером? Но... Но я не могу что-либо делать сегодня вечером. Больше нет никакой причины. Дженни... Дженни... Дженни мертва. Как вы не поймете...
Джо попытался изобразить сочувствие.
- Нет, нет, нет. Нет, мне жаль твоей жены, но это ты кое-чего не понимаешь.
Внезапно на его лице вместо ложного сочувствия отразилась искренняя злоба.
- То, что случится сегодня вечером, это не шутка. Отступники долго не живут. И никаких исключений.
- Н-но...
Паук зашипел.
- Никаких “но”, мужик. Завтра похоронишь свою старушку в роскоши. А сегодня вечером ты - наш. Теперь все понял?
Они пошли к двери.
- Да. Да, я все понял.
Когда они ушли, он посмотрел на стол. Фотография, по которой полиция опознала его, лежала перед ним. Он и Дженни в Кони-Айленд два года назад. Он прикоснулся пальцем к ее улыбке на фотографии и уронил голову на руки.
Да, теперь он все понял.

Он сидел в больничной комнате ожидания с опущенной головой и пытался унять дрожащие руки. На лице - три слоя мешков под налитыми кровью глазами. Минуты превращались в часы. Дверь в комнату ожидания открылась, и доктор, казавшийся очень уставшим, посмотрел на него.
- Вы ее муж?
Он испуганно кивнул. Доктор закрыл глаза и повернулся.
- Идите за мной.

- Все произошло мгновенно. Ваши соседи услышали крик и звук падения. Мы думаем, что она умерла сразу же. Мы ничего не могли сделать для нее. Мне очень жаль.
Он продолжал молча идти за доктором.
- Вы... Вы хотите увидеть ее прежде, чем ее унесут?
Он плохо соображал. В глазах появилось щенячье выражение - смесь смущения и испуга. Наконец он кивнул.
Доктор остановился у двери, открыл ее и отошел, чтобы пропустить его внутрь. Затем закрыл дверь, оставив его в комнате одного. На кровати лежало тело, накрытое белой простыней.
Он посмотрел на часы и задрожал. Приходилось думать еще и о том, чтобы не опоздать на новую встречу с “компаньонами”.
Он медленно подошел и откинул простыню. Ее изумрудные глаза смотрели в пустоту. Они были открыты, но казались другими. В них уже ничего не было - никакого тепла, жизни и никакой любви.
Можно было подумать, что она замерла на время. Он продолжать смотреть, почти уверенный, что она в любой момент может пошевелиться.
Она не двигалась. Только в это мгновение он осознал, что все это происходит на самом деле.
Он провел пальцами по ее волосам. Единственная слеза катилась по его щеке, пока он говорил с ней в последний раз.
- Прости меня.

0

4

X.
Дождь мочил его лоб, но он не замечал этого.
Паук и Джо возились с пистолетами и кобурой, а он был далеко отсюда. Раньше он часто представлял себе счастливое безоблачное будущее. А в последние шесть часов изо всех сил цеплялся памятью за прошлое. Время, которое он проводил с Дженни, даже если и тогда бывали мрачные моменты, теперь казалось одним долгим счастливым днем.
- Эй, мужик! Очнись. Мы идем на дело, так ведь? - грубый голос Паука вернул его в реальный мир.
- А, да. Да, конечно, - его лицо осталось безучастным. - Я, я только вспомнил... я ведь ходил сюда на работу каждое утро...
Паук сердито вздохнул.
- Да, да. Теперь кончай ныть и заткнись, - он вытащил из мешка сверкающий красный колпак.
Паук подошел к нему и поднял стеклянный колпак, успевший побывать на головах многих преступников до него.
- Что, прямо сейчас? В смысле... в смысле, вы уверены, что все будет нормально? Я смогу дышать?
Паук начал одевать колпак ему на голову.
- Эй, мужик, это здорово. У тебя теперь такая забавная голова...
Мир внезапно изменился. Его глаза, и без того плохо различавшие цвета, теперь почти ничего не видели во мраке.
- Ну вот. Нормально видишь, мужик?
- Ну, в общем, да, кажется, только все немного темное. Здесь еще как-то душно и чем-то пахнет. Мой голос вы слышите?
Паук пошел вперед. Следуя за ним, пришлось двигаться почти на ощупь.
Стоявший на шухере Джо посмотрел на них.
- Тебя отлично слышно. Так... теперь ты проведешь нас по этой вшивой фабрике до следующей двери.
- Конечно, конечно. Знаете... я как-то странно себя чувствую. Как во сне. Дженни... - его нога зацепилась за что-то, и он почти упал.
Паук схватил его за руку.
- Смотри, куда идешь. Топай.
- Хорошо... мы пройдем здесь, мимо чанов, и карточная компания будет прямо перед нами.
Он вел их мимо чанов, где смешивались химикаты снаружи фабрики. Они прошли четвертую часть пути до карточной компании. И тут начался кошмар.
- Знаете, это место... кажется еще более жутким в темноте. Оно напоминает...
- ЭЙ, ВЫ! Ни с места!
В ту же секунду они одновременно обернулись. Полицейский стоял на подмостках сзади них, нацелив на них пистолет.
- Давайте, давайте, берите их!
Паук вцепился в его костюм.
- Ты урод! Ты сказал, что тут нет никакой охраны!
Его сердце отстукивало тысячу ударов в секунду. Ну почему все это произошло с ним?
- Они... они, должно быть, изменили здесь все с тех пор, как я уволился.
Паук выстрелил в полицейских.
- Изменили? Я навсегда изменю твою идиотскую лошадиную рожу!
Пальба оглушительно грохотала внутри колпака.
- A-a-a-a! Этот грохот! Тут так громко...
Джо толкнул его вперед, и он чуть не упал.
- Ради Бога, бежим! Все накрылось!
Как только они побежали, полицейский схватился за рацию.
- Мерф, пошли еще нескольких человек. У нас тут банда Красного Колпака.
Они бежали изо всех сил. Паук и Джо обогнали его, больше не беспокоясь о его судьбе.
Тучный Джо тяжело дышал.
- Куда нам идти? Где выход?
- Я... я не знаю! Эта маска... я не вижу, куда иду...
Паука это вовсе не обрадовало.
- Я убью тебя, ты, бесполезный сукин сын! Как только мы выберемся отсюда, я прикончу...
Но Паук не смог убить его. Он даже не смог закончить свое предложение. В следующий момент пуля прошла через его голову навылет. Другая пуля прошила ноги Джо, и он рухнул на пол.
Что-то горячее брызнуло на него. Колпак мешал видеть. Что это было? В красном колпаке он не мог определить цвет жидкости на своих руках.
- Ай, черт. Черт...
“Что? Что это? Что со мной происходит...”
Джо стонал на полу рядом с мертвым Пауком.
- Парни... Я не нужен вам. Он вам нужен. Он - главарь. Он - Красный Колпак... - он засунул руку в карман пальто.
- Осторожно! У него пушка! - полицейские не теряли зря времени, снова открыв огонь. Пуля попала прямо в сердце Джо.
- A-A-A-A-A-A-A-A!!! О нет. Нет, нет, нет, нет...
Полицейские не упускали из виду Красного Колпака.
- Главарь пытается удрать!..
Один из них, прицеливаясь, заговорил.
- Он все еще в пределах досягаемости...
И послышался еще один голос.
- Нет.
Этот голос заставил полицейского замереть на месте.
- Не стреляйте больше...
Он обернулся и увидел... человека в костюме летучей мыши.
- Я позабочусь о нем.
Черный мститель словно из ниоткуда возник перед полицейскими и ринулся дальше.
- Господи, кто это..?
- Это человекообразная летучая мышь, о которой сейчас пишут во всех газетах...
Человек в черном приземлился прямо перед беглецом.
- Итак, Красный Колпак, мы встретились снова.
Что..? Демон стоял перед ним. Ну почему все это происходит именно с ним? Чем он заслужил это?
“Нет. Этого не может быть. Это не происходит. О Боже, ты послал его, чтобы покарать меня?”
Он не хотел этого. О Господи, он только хотел обеспечить семью. А теперь его посадят за все преступления Колпака?!?
Темная фигура с горящими глазами приближалась к нему. Он схватился за перила. Посмотрел вниз и увидел пропасть сорока футами ниже - реку, куда “Ace Chemical” сливала свои отходы. Вода внизу показалась ему зеленой.
- Не приближайся! Не подходи, или я...
Это произошло в следующую секунду. Рука монстра метнулась вперед. Он отскочил в сторону.
- ...прыгну...

Он упал. Рассек воду с оглушительным всплеском и в тот же миг испытал нестерпимую боль, как будто раскаленные иглы впились в каждый дюйм его тела. Он выплыл на поверхность так быстро, как только мог. Глоток воздуха придал ему сил.
“Уф-уф-уф”.
Он плыл, находясь на грани бреда, и наконец выполз на берег.
“У-у-ух”.
Заставил себя встать с колен.
“Aй-ай. Как печет, зудит лицо, руки ... наверняка это из-за каких-то веществ в воде. О Господи, как жжет...”
Он посмотрел вниз на воду и увидел сверкающее отражение своего колпака.
“Скорее снять колпак. Снять поскорее, чтобы я мог...”
“...увидеть...”
Он увидел это. Его лицо было смертельным бледным. Его волосы... хоть он и плохо различал цвета... он знал этот оттенок... зеленый? О, Боже. О Боже, Боже, Боже, Боже, Боже...
Шатаясь, он закрыл лицо рукой.
Боже мой, почему? После всего... после всей боли и лишений... это - все, что мир мог предложить ему. Он был... клоуном!

“Ха”.
В какой-то момент он нашел это забавным.
“Ха-ха-ха...”
Человек может выдержать много, но однажды, когда давление обстоятельств становится нестерпимым... По крайней мере, я люблю думать так.
“Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!.. Все... это... ЭТО... ОДНА... A... ШУТКА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!”
Он продолжал смеяться в ночное небо, хотя дождевая вода наполняла его рот.
Он закрыл глаза и умер.

Я открыл глаза и был рожден. Все внезапно обрело смысл. Жизнь не значила ничего. Все это шутка, от начала до конца. Грустная и жестокая шутка.
Никто не знал этого. Никто, кроме меня. Никто не мог этого понять. Я был другим. Я был дикой картой в колоде человечества. Я был Джокером.
Возможно, от истощения, а может, от боли в сожженном химикатами теле я потерял сознание. Это не имело значения. Отныне у меня было все время в мире, чтобы доказать мою правоту. Все время в мире.

Эпилог.
Я пришел в себя. Я не открывал глаза, но ощущал все, что происходило вокруг меня. Больничная кровать. Несколько машин, которые проверяли мои жизненные показатели. Дюжина бинтов на моем теле. Два доктора беседовали в комнате.
- О господи...
- Знаю.
- Кто доставил его в больницу?
- Не знаю. Неизвестный сообщил по телефону, что он находится снаружи. Я нашел его перед дверью с запиской, прикрепленной к его костюму, в которой объяснялось, кем он был и что с ним случилось. У этого парня ужасная репутация. Он никто иной, как Красный Колпак - бандит, наделавший столько бед за последние месяцы.
- Как его зовут?
- Не знаю.
- Что ты имеешь в виду?
- То, что говорю. Его невозможно идентифицировать.
- Отпечатки пальцев?
- Выгорели. Что бы ни было в той воде, оно здорово опалило его. Лицо - единственная часть его тела, на которой нет сильных ожогов.
- Какие-нибудь предположения?
- Ну, на нем были костюм и бабочка. Уверен, они пропитались этой дрянью в воде. Колпак почти спас его голову от химикатов.
- И все же не совсем спас, как я вижу.
- Да уж. Наверно, он недолго пробыл в воде. Он оставался в костюме, пока был в сознании. Но я уверен, он успел увидеть, что химикаты сделали с ним, прежде чем отключился.
- Господи...
- М-да.
- Что насчет его зубной карты?
- Он проглотил немного той гадости, что была в воде. Первым делом, когда мы нашли его, промыли ему желудок. В любом случае, кислота разъела его зубы настолько, что они не соответствуют ни одной карте.
- Черт...
- Я не люблю думать об этом. Парень вряд ли забудет эту ночь.
- Боже, как он сможет жить с таким лицом?
- За решеткой. Не забывай, что это Красный Колпак. После того, что он натворил, ни один суд присяжных не отпустит его на волю.
- Что будем делать?
- Пока что подержим его здесь. Завтра отправим в операционную. Подлатаем его, как сможем. Потом займемся его зубами. Думаю, придется сделать ему новую зубную карту.
- Кто же оплатит счет этого парня?
- Господин и госпожа Налогоплательщики. Он преступник, так что все оплачивает Дядя Сэм.
- Понятно.
- Наша смена скоро закончится, и я не хочу находиться здесь дольше, чем нужно. Позавтракаем?
- Разумеется.
Я хотел смеяться, но был слишком слаб. Я мог только лежать и слушать. Мной овладело неудержимое желание схватить лежащий возле меня скальпель и всадить его в их тупые головы. Я решил, что обязательно сыграю эту шутку попозже, когда они вернутся.
И я это сделал.
ИСТОЧНИК

+1

5

Дьявол, это всё((((((?!.. Ты меня обнадёжишь или убьёшь сразу(((((?.. Блииин, мне так начало понравилось...

+1

6

Velaskes написал(а):

Дьявол, это всё((((((?!.. Ты меня обнадёжишь или убьёшь сразу(((((?.. Блииин, мне так начало понравилось...

нипонял юмора :huh:
Это же не вся история Джокера, только рассказ ка кн стал таким...Или ты ожидала полноценного жизнеописания?

0

7

Devil47h написал(а):

Это же не вся история Джокера

Вот и я об этом. В надежде, что подскажешь, что и где искать. Сама я что-то не соображу, что и как. Поисковик всякую хрень выдаёт...

0

8

http://www.emperorjoker.com/
это сайт посвященный только Джокеру(собственно и называется Империя Джокера))
тут думаю ты найдешь боле чем подробное жизнеописание моего мальчика)
Как у тебя хоть впечатления? Поменялась точка зрения До и После о Мистере Джо?

+1

9

Аригатосай, Дьявол! Ну вот, этого я как раз найти не могла, блин.
Вот почитаю - будут впечатления, но сами по себе мне такие истории нравятся. А что ты имела в виду под сменой точки зрения?

0

10

Velaskes написал(а):

Аригатосай, Дьявол! Ну вот, этого я как раз найти не могла, блин.
Вот почитаю - будут впечатления, но сами по себе мне такие истории нравятся. А что ты имела в виду под сменой точки зрения?

странно а мне раньше он в первых рядах высвечивался на поиске...
Изменение точки зрения? Ну в плане не такой уже страшный как прежде? а то я помню что многие его боятся :D

0

11

Devil47h написал(а):

странно а мне раньше он в первых рядах высвечивался на поиске...

Не удивляйся, со мной ещё и не такое случается :suspicious: .

Devil47h написал(а):

Ну в плане не такой уже страшный как прежде? а то я помню что многие его боятся

А мне он страшным никогда не казался, правда, я не могла понять, что сей монстр собой представляет. На твои авки с подписями смотрела с интересом, но вот мысль поинтересоваться, кто это и с чем его едят, мне в голову тогда не приходила - у меня тогда были другие интересы, да и другие взгляды на жизнь. Наверное, тебе есть с чем сравнить и увидеть разницу :canthearyou: ...

0

12

Velaskes честно говоря мне больше всего стыдно за что в темном Рыцаре Хит Леджер его изобразил тупым психопатом и просто кретином с простой манией убийства и веселья. Но ведь Джокер не такой! Да у него лицо обезображено и есть многочисленные ожоги на теле, но прежде всего он славился тем что вел себя как джентельмен, всегда был чист, а не так неряшлив как в фильме, умел шутить действительно смешно, да к Бетмену у него были другие чувства и отношение....
Это единственное с чем я сравниваю и рыдаю - ведь столько людей поверило что он клинический психопат и дурак :'(

0


Вы здесь » Michael Jackson Fan-Club Of Ukraine » Разное » О Джокере